aif.ru counter
Ульяна Плюснина 272

Параллельная Тюмень. Пенсионерка взялась за восстановление памятников

На разрушение памятников архитектуры в Тюмени сетуют и специалисты, и обычные горожане. Но чаще всего дальше разговоров дело не идет.

Если заботиться о памятниках оказывается некому, инициативу тюменцы должны брать в свои руки, уверена Т. Листопадская.
Если заботиться о памятниках оказывается некому, инициативу тюменцы должны брать в свои руки, уверена Т. Листопадская. © / Татьяна Листопадская / АиФ

Большинство из нас просто не верит, что может что-то изменить. Пример пенсионерки из Тюмени Татьяны Листопадской показывает, что зря.

Тюменка взяла инициативу в свои руки и на собственные средства отремонтировала водосточную трубу музея «Дома Машарова». Договориться с ней об интервью оказалось задачей непростой. «А что обо мне рассказывать? Я же не герой», - удивилась она в ответ на предложение встретиться. Тем не менее самой Татьяне Яковлевне рассказать есть о чем. Убедиться в этом можно, посмотрев снятые ею видеоролики о трех тюменских улицах - Урицкого, Первомайской и Герцена. Незатейливые картинки сопровождают комментарии-воспоминания. Читаешь - и в голове возникает образ утраченного уже города. Эта Тюмень наполнена звуками духового оркестра в городском саду, запахами цветущей сирени и свежеиспеченных пряников.

Что оставить?

Ульяна Плюснина, TMN.AIF.RU: - Татьяна Яковлевна, вам не кажется, что вместе с развитием и благоустройством Тюмень утратила свое очарование?

Татьяна Листопадская: - Сейчас многие выставляют в соцсетях фото старой Тюмени. На них - милые домики. А вокруг - грязь, отсутствие тротуаров… Смотришь и думаешь, как же все-таки за эти годы преобразилась Тюмень. Взять ту же улицу Герцена - там было ни пройти ни проехать. Сейчас - все заасфальтировано, есть «зебры», тротуары. Но вокруг - безликие архитектурные комплексы, дома так близко друг к другу, что в них, кажется, даже солнечный свет не поступает, а деревьев и вовсе нет… Раньше шел по улице и через окошко мог общаться с людьми. А сейчас вокруг высокие каменные дома. Так какую Тюмень нужно было оставить - ту или эту? Честно, ответить однозначно я не могу. Но строить новое нужно было с учетом архитектуры старой.

Мне нравилась та Тюмень. Я приезжала в 4 часа утра, шла по Первомайской. Вдоль чугунных оградок стояли яблони и сирени. Воздух был чистый. У многих были открыты окна. И ты чувствовал, что приехал к себе домой. Даже мысли не было, что кто-то может тебя обидеть. Сейчас решишься выйти ночью один - страху наберешься. Мне жалко старую Тюмень, но и то, как я за водой на колонку ходила с коромыслом и галоши оставляла в грязи, тоже помню.

- В одном из видео вы даете своеобразное напутствие о том, что нужно больше разговаривать с родными, узнавать историю своей семьи, родины… А в вашем случае когда и в связи с чем появился такой интерес?

  -  В детстве и юности казалось, что все запомнишь навечно. Но это время быстро пролетело. Когда мама рассказывала какие-то истории, я не заостряла на этом внимание. Мы жили бедно, ни у кого не было фотоаппаратов, чтобы хоть что-то сохранить память. Сейчас у молодежи есть любая техника. Вот и пусть фотографируют, снимают на видео и просто задают вопросы родителям. Так они будут знать историю из первых уст, а не из каких-то книжных источников. У нас же сегодня так напишут, а завтра - эдак. 

Сколько фотографий можно было бы сделать, сумей я вернуться назад! И сколько вопросов я не задала маме! А сейчас и спросить некого. Когда я училась в Москве, каждый день писала ей письма. Меня спрашивали: «О чем можно писать каждый день?» Но ведь так даже легче - просто рассказываешь о том, что произошло с тобой сегодня. А вот моей любимой тетушке я писала раз в месяц. Сяду, бывало, и минут двадцать думаю, о чем бы рассказать.  

В нашей семье были репрессированные. До реабилитации в 1953 г. на нас было своего рода клеймо. До поры до времени я этим не интересовалась. А когда стала узнавать подробности, у меня как будто открылись глаза. Я почувствовала, что история прошла мимо меня. С этого, наверное, и начался мой интерес. Я составила родословную: мамина линия идет от поморов у Белого моря и Северной Двины, а папина - от могучей Ангары, куда в 1863 г. был сослан из Польши мой прадед Мирослав Николаевич Листопадский.

А после того как посмотрела фильм Сергея Трофимова «Заметки о старой Тюмени», подумала: а почему бы и мне не снять видео о тюменских улицах? В конце концов, столько здесь прожила. Может, в техническом плане мои видео не очень высокого качества, но я делала их с душой!

Начальству виднее?

- А как получилось так, что вы стали заниматься памятниками архитектуры? Многие видят, что они разрушаются. Но мало кому приходит в голову, что с этим можно что-то сделать…

- Как-то осенью я возвращалась из Знаменской церкви и шла мимо музея «Дом Машарова». Был дождь, и я обратила внимание, что части водосточной трубы на здании просто нет - вода лилась прямо на фундамент. А когда спросила в музее, как же так, мне ответили: мол, начальству виднее. В следующий раз сказали, что у них нет денег. А трубу, видимо, сломала снегоуборочная техника. Шло время, никто ничего не делал. И когда я увидела, что от фундамента отвалился какой-то кусок, решила вмешаться. Обошла семь комитетов, один из них, кстати, - недалеко от музея. В итоге, никто не подтвердил, что я могу вмешаться, но… никто и не запретил.

Я нашла одну фирму, но она оказалась не очень добросовестной. Трубу переделывали три раза! Из-за того, что они неправильно подобрали тон, пришлось доплачивать за покраску. В музее меня никто не поблагодарил, но я, честно говоря, на это не рассчитывала. Мне осталось только привести в порядок фундамент, я уже нашла мастера.

Памятники деревянного зодчества - настоящие «фишки» Тюмени.
Памятники деревянного зодчества - настоящие «фишки» Тюмени. Фото: АиФ/ Галина Безбородова

Еще одна моя задача - сделать трубу для текутьевской больницы и заколотить фанерой окна. Больница была построена в 1904 г. на личные средства купца А.И. Текутьева, бывшего в ту пору городским головой Тюмени. Здесь появился первый в городе рентгеновский аппарат. Потом там работали известные врачи, в том числе ленинградцы, которые были эвакуированы во время войны. Благодаря им развивалась нейрохирургия. И вот вдруг оказывается, что больница больше никому не нужна. Хорошо, но разве нельзя в таком случае просто «законсервировать» здание - заколотить окна, поставить решетки, двери? Сегодня оно выглядит так, будто побывало под бомбежкой на Донбассе - все открыто, стекла разбиты. А ведь там недалеко гинекологический корпус, перинатальный центр, прямо под окнами ходят женщины с детьми. Подует ветер, и разбитое стекло вывалится и угодит, например, в коляску с ребенком. Тут и до беды недалеко.

«Пока есть силы - действуй!»

- Не хотелось все бросить?

- Что поделать, раз уж начала, надо довести до конца. Я, в принципе, человек неравнодушный. Еще и старшая по дому. Погас у кого-то свет или нет воды - все звонят ко мне.

В доме полно мужиков, а проблему решить не могут. Даю им номер телефона, куда позвонить, а они все равно идут ко мне. Вот я со всеми и воюю. Ставили в подъезде железные двери, пять или шесть квартир не заплатили - бог с ними, внесла деньги за них. Дворник не чистил территорию - я выходила и чистила за него. Может, это ненормально, но я такой человек - мне хочется, чтобы во всем был порядок.

Была у меня еще одна «боль» - дом В. Князева на улице Ленина. Но недавно, проходя мимо, увидела, что он стоит в «лесах». Видимо, ремонтируют - хоть за него можно не переживать.

Тюмень не единственная, где разрушаются здания-памятники. Хотя их у нас и так немного - буквально по пальцам пересчитать, но и их не могут восстановить.

Досье
Татьяна Листопадская. Родилась в 1940 г. в Вологде. Окончила Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева. Там же окончила аспирантуру. Кандидат химических наук, доцент. В 1973-81 гг. возглавляла кафедру общей и биоорганической химии ТюмГМУ. В 2010 г. вышла на пенсию.
Комитету по охране памятников следует чаще проводить просветительскую работу. Было бы неплохо, если бы на исторических домах, кроме вывески о том, что здание находится под охраной государства, была справка о годе постройки, хозяине и его заслугах перед городом. Люди бы стали интересоваться памятниками истории и архитектуры и их сохранностью.

- А как близкие относятся к тому, что вы занимаете такую активную позицию? Не отговаривают?

- Самый близкий мне сегодня человек - это мой сын. И он очень меня поддерживает. Он и сам человек неравнодушный - работает в ООН врачом-международником. Сын за справедливость. Говорит: «Мама, пока есть силы, действуй». Был бы жив муж - и он поддержал бы. А мама - так и подавно, она всегда выступала за порядок во всем.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. СВЕТЛАНА СИЛИФОНКИНА
    |
    03:32
    01.04.2016
    0
    +
    -
    Татьяна Яковлевна Листопадская, вот видите, хоть немножко но, уже, получается оставлять неравнодушными наших людей !!! Спасибо, Вам за это. За Вашу активную, жизненную позицию, за неугомонный характер души тюменской.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как серные пробки в ушах могут испортить долгожданный отпуск?
  2. Средства для загара – масло или солнцезащитный крем?
  3. Аптечка на море – что взять в отпуск? Советы врача
Где вы планируете провести отпуск?