aif.ru counter
Пахотин Юрий 228

Пора бить в колокола? Филолог - о кластерах, коворингах и русском языке

Речь легко сделать неясной, малопонятной, и за этим скрыть пустоту мыслей.

У людей складывается впечатление, что вроде такое грандиозное, невиданное дело сделано.
У людей складывается впечатление, что вроде такое грандиозное, невиданное дело сделано. © / pixabay.com

На днях сенатор Алексей Пушков на своей странице в Тwitter призвал к спасению русского языка от засилья иностранных слов. Он дал список таких «ненужных» слов, в него вошли, к примеру, «тренд», «фреш», «хайп» и др. Многие подписчики в ходе завязавшейся дискуссии не только согласились с ним, но и добавили массу других иноязычных выражений, без которых можно без малейшего труда обойтись.

Один из них опубликовал показательную шутку: «Я в школьные годы тоже занимался с кофаундерами в коворкинге инновационными стартапами в рамках коллаборации, инициированной локальным IT-хабом муниципального хайтек-кластера. В смысле, ходил в кружок юных техников при местном Доме пионеров». Об изменениях, которые происходят в русском языке корреспондент «АиФ-Тюмень» узнал у кандидата филологических наук, доцента кафедры русского языка Тюменского государственного университета Натальи Кузнецовой.

Что скрывает словесная упаковка?

Юрий Пахотин, «АиФ-Тюмень»: Что происходит с русским языком? Может быть, действительно, пора бить в тревожные колокола и всем миром спасать его?

Наталья Кузнецова: Я недавно побывала на международной конференции в Германии. И могу сказать, что точно так же рвутся спасать английский язык британцы.

- А их-то что пугает, неужели засилье русских слов?

- Если серьезно, то, во-первых, они считают, что их прямо-таки давит сленг. Во-вторых, английский широко распространяется в мире, а говорят на нем носители других языков далеко не так, как коренные лондонцы, коверкают и портят его.

- Значит, чистота родного языка не только нас заботит. Но, тем не менее, миллионный раз тема спасения русского поднята, и вновь общество забурлило. Получается, проблема существует?

- Мне кажется, что здесь скрыты разные проблемы, а не только засилье заимствований. Дело в том, что речь легко сделать неясной, малопонятной, и за этим скрыть пустоту мыслей. Или отсутствие реальных дел, если говорить об отчетах чиновников. Именно в таких докладах идут в ход все эти кластеры, коворинги, квесты, кейсы и прочие заимствования.

- То есть основные «уничтожители» русского языка - чиновники?

- Они производители этих прикрывающих пустоту слов. Шутка про кружок юных техников - прекрасный пример. В такую словесную упаковку обычно и заворачиваются заурядные события. И для этого иностранные слова очень хорошо подходят. У людей складывается впечатление, что вроде такое грандиозное, невиданное дело сделано.

- Раньше был осмеянный писателями и публицистами канцелярит, бюрократический язык, тоже маскирующий в отчетах и докладах пустоту. И вот пришло новое поколение чиновников уже с современным набором теперь иностранных слов?

- Да. Это жаргон «эффективных менеджеров». Даже не жаргон, а такой профессиональный язык управленцев нового поколения, который сейчас изучается. Он используется в речах и комментариях чиновников разного ранга, журналисты вынуждены их цитировать и таким образом тиражировать.

Изменения закономерны

- Но кроме чиновников, сегодня есть и другие большие профессиональные группы, говорящие практически на своем языке, например, менеджеры, системные администраторы. И, чтобы их понимать, нам нужно учить те термины, которые они массово используют?

Если вы пишете для широкого круга людей, будьте добры писать по-русски, расшифровывая все термины.

- Зачем. Есть вполне разумные рекомендации специалистов - если вы пишете для широкого круга людей, будьте добры писать по-русски, расшифровывая все термины. И, кстати, эти рекомендации даются не потому, что таким образом их авторы стараются защитить язык, а потому что тот товар, о котором идет речь, будет лучше продаваться. Извините, но так получается, что журналист вынужден быть посредником и между всеми этими профессиональными группами, и между ними и обществом.

- А не исчезнет ли вообще русский язык при таком безудержном росте всевозможных профессиональных групп, общающихся на некоей смеси терминов и междометий?

- Я уверена, в любом случае язык не пропадет. У нас даже заимствованные слова быстро становятся не такими уж чужеродными. Они склоняются, к ним всякие суффиксы могут присоединяться. Есть, скажем, такое английское слово «фидбек» - обратная связь. Так у нас даже глагол придумали – «отфидбечить». Или слово «интернет». Сначала его писали с большой буквы, латиницей и не склоняли. Но постепенно, по мере расширения виртуальной сети в нашей стране, это слово стали писать кириллицей, с маленькой буквы и склонять. Так что новая иностранная лексика у нас успешно осваивается.

Заимствованные слова быстро становятся не такими уж чужеродными.
Заимствованные слова быстро становятся не такими уж чужеродными. Фото: pixabay.com

- В истории нашей страны был довольно длительный период, когда дворянство, чтобы отличаться от простонародья, говорило на французском языке. Но это было намеренно созданное сословное различие. А сейчас сама собой сложилась ситуация, когда взрослые, пожилые люди не понимают язык молодого поколения. Что с этим делать?

- В последнее время во всем мире повысилась ценность молодежи потому, что она может учить старшее поколение, прежде всего разбираться в новых технологических штуковинах. Мы знаем, что сегодня внуки учат своих бабушек, как пользоваться смартфоном, банкоматом, компьютером. В прошлом веке это было немыслимо. Увеличивается и ценность молодежного жаргона, то же слово «хайп» оттуда пошло, а сейчас его все поколения знают. Мы можем по-разному относиться к тому, что происходит в языке. Наше святое право - не принимать это, осуждать. Но надо понимать, что язык живет в обществе и его изменения закономерны.

Когда человек не хочет, чтобы его понимали, он закрывается языком

- Значит, прямой угрозы нашему «великому и могучему» нет?

- Нет. Есть некоторые проблемы недопонимания между людьми. Когда человек не хочет, чтобы его понимали, он закрывается языком «эффективных менеджеров», жаргоном каким-либо. Но это проблема людей, а не языковая.

Классика - это проблема

- Хорошо, с настоящим разобрались. А что нам делать с прошлым, с русским языком классиков? Нынешние поколения школьников уже не понимают крылатые выражения из «Горе от ума» Грибоедова. Им нужен словарь.

- Это очень сложный вопрос. Жизнь идет, язык изменяется. И дети сегодня действительно не понимают литературные произведения 19 века. На мой взгляд, какие-то из них уйдут из школьной программы. Или станут историческими памятниками, как, к примеру, «Слово о полку Игореве». Безусловно, с тем, что классическое наследие становится все более непонятным, трудно смириться. Но решать эту проблему необходимо.

- А у тех же британцев с литературным наследием тоже проблемы?

- Конечно. И абсолютно те же. И так же, как мы, они пока в растерянности и не знают, что с этим делать. Мы на занятиях со студентами пытаемся читать произведения 19 века и сталкиваемся с тем, что значение чуть ли не каждого второго слова нужно пояснять. Получается, что по сути это другой язык, и мы делаем перевод на современный русский. Даже в мелочах. Читаем, скажем, фразу из старой книги: «Послали за полициею». И переводим: «Вызвали полицию».

- Каждый год к вам на первый курс приходят вчерашние школьники, ставшие студентами. Они приносят с собой какие-то новые словечки?

- Да. Жаргон молодежный никто не отменял. Из последних таких словечек - «тащер». Это тот, кто делает результат в компьютерной игре, лучший в команде. Здесь корень от глагола «тащить» - русский и суффикс ер - английский. Новые слова появляются постоянно. Возникает и мода на какие-то слова, которые потом исчезают. Вспомните, было такое слово «типа», употребляемое всеми и везде: «я типа болею, работаю, учусь» и т.д. Оно ушло.

- Это самоочищение языка?

- Безусловно. Что-то приживается, что-то нет.

- Почему так долго держится английское слово «сейл» - скидка? Оно не только почти в каждой витрине торговых центров, но и в маленьких магазинах, ларьках, на рынках.

Английское «сейл» - скидка.
Английское «сейл» - скидка. Фото: pixabay.com

- Люди в разговоре между собой не произносят «сейл». Они говорят «скидос» или «скидон». А «сейл» воспринимается как визуальный элемент - иероглифы или картинки, срисованные откуда-то просто для того, чтобы привлечь внимание. Люди не прочитывают это, они видят яркое слово и проценты.

- В некоторых странах на государственном уровне идет борьба за чистоту языка. Она идет по-разному. Во Франции, например, существует специальный грант, который получают издания, не использующие без крайней необходимости иностранные слова. Может быть, пока на государственном уровне в нашей стране такой поддержки языку нет, ввести ее на региональном уровне? Как вы считаете, это было бы полезным начинанием?

- Конечно. И вполне вероятно, что такую инициативу поддержали бы не только другие регионы, но и федеральные власти.

Досье
Наталья Кузнецова - кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Тюменского госуниверситета, автор исследований по современному русскому тексту, интернет-коммуникации, член Экспертного совета международной образовательной акции «Тотальный диктант».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как серные пробки в ушах могут испортить долгожданный отпуск?
  2. Средства для загара – масло или солнцезащитный крем?
  3. Аптечка на море – что взять в отпуск? Советы врача
Где вы планируете провести отпуск?