aif.ru counter
Пахотин Юрий 0 1302

«На первое - одна капуста, на второе - тоже». Ветеран - о военном времени

Антонина Искоростинская про хорошие тракторы, слезы и вкусный хлеб.

Труженики тыла

Поколением победителей называют в нашей стране этих людей. Это они в годы Великой Отечественной войны на полях сражений разгромили врага и гнали его до Берлина, освобождая от фашизма порабощенную Европу. Они не покладая рук работали в тылу и ковали эту победу. Так распорядилась судьба, что именно этому поколению было суждено вынести на своих плечах все ужасы и страдания самой кровавой в истории человечества войны. О поколении военного времени корреспондент «АиФ-Тюмень» Юрий Пахотин беседовал с ветераном Великой Отечественной войны и труда Антониной Искоростинской.

На днях Антонине исполнилось 95 лет. О годах своей молодости - учебе, войне, работе - она помнит до мельчайших подробностей, рассказывая о них с теплом, часто с улыбкой вспоминая даже самые тяжелые эпизоды жизни. А когда корреспондент начинал ей сочувствовать, следовал взмах худенькой руки: «Ой, да что там, мы же молодые были».

Всех забрали на фронт

Тоня Искоростинская родилась в украинском городе Мирополье. В 1940 году окончила школу и поступила на агрономический факультет Оренбургского сельскохозяйственного института. Рассказывает: «Когда война началась, я заканчивала первый курс. Нам 22 июня объявили, что в 14 часов по радио будет чрезвычайно важное заявление народного комиссара иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Все до единого студенты собрались и у всех вопрос: неужели война? Те из ребят, кто следил за политикой, задолго до 1941 года говорили, что фашисты нападут на нашу страну. И они оказались правы. Прослушали мы это известное заявление Молотова о том, что в четыре часа утра без объявления войны германские войска напали на нашу страну, бомбили со своих самолетов наши города Житомир, Киев, Севастополь, Каунас, которое я до сих пор помню, и наши парни сразу пошли в военкомат проситься на фронт. Но им там сказали: идите учитесь, мы разберемся в ситуации и, если надо, вызовем вас повестками».

Великая Отечественная война
Великая Отечественная война. Фото: Commons.wikimedia.org/ Фото из коллекций Имперских военных музеев.

Разобрались быстро. Антонина говорит, что в течение лета забрали их всех. Остались одни девушки. Сначала много. Потом девчатам стали приходить письма от матерей. Они писали, что отца, старших братьев забрали на войну, одной поднимать детей тяжело. А тогда во многих семьях было их по семь, восемь, а то и десять. И мамы просили вернуться своих дочерей домой. Их осталось совсем мало. В главном учебном корпусе института развернули госпиталь. Нужны были медсестры. Стали проверять на пригодность студенток. «Я боялась, - признается Антонина, - такая трусиха была, палец порежу - и меня ужас охватывает. Из-за этого и в мединститут не пошла. Две наших девицы упали в обморок во время операции. Сердце у меня сжималось. Мне нужно было перевязать раненого, и я его совершенно спокойно забинтовала. Вышли мы из корпуса, уже темно было. А тут пришел очередной поезд с ранеными. Их со станции машинами развозили по госпиталям и в наш привезли. Нам сказали: берите носилки, будем заносить их - кого на койку, кого - на операционный стол. Так страшно было за них, они все израненные, не знаешь, за что взяться, чтобы не причинить им лишнюю боль. Перенесли всех, вышли на улицу и давай реветь - что дальше будет, только война началась, а сколько их уже искалеченных и раненых…».

В институте им объявили, что срок обучения сокращается на два года - и теперь они пять месяцев безвыездно будут работать на сельхозработах, а семь - учиться каждый день по восемь часов. Тяжело было зимой. В городе не было центрального отопления, во всех домах стояли печки. В войну госпитали, некоторые учреждения отапливали, но угля, дров катастрофически не хватало, как и транспорта для подвозки, и дома в основном стояли холодные. Антонина говорит, что два года они «мерзли, как суслики». Жили в комнатах в неотапливаемом помещении, не снимали зимних пальто с плеч. И занятия шли в холодных кабинетах. Греться бегали в кинотеатр. Билеты стоили очень дешево. Там людей собиралось много, надышат и тепло.

Жили на стипендию. Ее выплачивали только отличникам. Помогать ей было некому, а без стипендии никак, так что училась она хорошо. Кормили их в студенческой столовой. Смеется, вспоминая: «На первое щи - одна капуста, на второе - тоже капуста, только тушеная, и хлеб. Чего только в этом хлебе не было: и картошка, и отруби, и жмых. Но таким он вкусным нам казался».

В госпитале им пришлось поработать недолго. Перед посевной 1942 года в учхозе института не осталось ни одного механизатора. Всех мужчин забрали на фронт. И директор института, убедив руководство в том, что в госпиталь набрать медсестер можно из горожан, а механизаторов ему не найти, забрал своих студентов и направил их на организованные в вузе курсы трактористов. Они обучились, получили права. «Тракторы эти хорошие были - Сталинградского и Харьковского заводов, - рассказывает Антонина, - легкие в управлении. Только вот завести их была та еще проблема. Там ручка заводная была, как в старых грузовых автомашинах – тяжелая, стальная, ее нужно было вставить и крутануть с силой, чтобы трактор завелся. А у нас какая силенка - мышечная масса-то невелика. Но до начала посевной было 10 дней, и мы каждый день крутили по сто раз, пока не научились».

Патриотизм жил внутри

Первого мая 1942 года начали они полевые работы. Рассказывает, что в Оренбургской области очень хорошая земля. Поля в учхозе были большие. И все росло там даже без дождя, как в тот 1942 год. Провели посевную. Причем учхозовского начальства не было, всем руководили институтские преподаватели. А потом была уборочная. Отвозить зерно от комбайна было не на чем. Машин не хватало. Нашли выход - на поле расчищали лопатами площадку, удаляли с нее все сорняки и хорошо утаптывали. Подъезжал комбайн и из бункера туда высыпал зерно. Куч таких было много, и их еще надо было охранять.

Отвозить зерно от комбайна было не на чем.
Отвозить зерно было не на чем. Фото: pixabay.com

Девушки весь день работали. Да еще как: по две нормы выполняли. А ночью охраняли парами - одна спит, другая ходит. Вспоминает: ночи там темные-темные, волки воют, еще и змеи водились. Страшно. А ходить надо. Ночевали в шалаше, под соломенной крышей. Внутри вместо матрацев тоже солома была, постеленная толстым слоем. Там весь полевой стан состоял из шалаша, бочек для воды и горючего, кухни, длинного стола и скамеек. Вставали на рассвете, лицо слегка споласкивали водой, ели и шли работать. Когда бригадир, единственный у них мужчина, на курс их старше, которого в армию не взяли, договорился, и пришла машина, чтобы увезти зерно на элеватор, они вдвоем грузили эти мешки по 50 кило каждый. На машину нужно было забросить 30 мешков. Говорит, бригадир тоже был жиденький, как и она. Помучились, конечно, но загрузили. Так и вывезли рожь и овес. А пшеница и ячмень в тех же мешках весила уже 70 кило, и для них это было неподъемно. Их вывезли попозже тракторами.

На следующий год они работали в одном из совхозов Западного Казахстана. Туда эвакуировали Полтавский сельскохозяйственный трест. Весь этот длинный путь мужчины шли пешком и гнали шесть с половиной тысяч голов скота. А следом на телегах ехали их жены и дети. И опять работа с рассвета и до темна. Антонина рассказывает, что все разговоры девочек были только на одну тему – что еще такого придумать, чтобы помочь Родине. «Патриотизм тогда сильнейший был. У всех. Он жил внутри», - говорит она.

Диплом она получила с отличием. Еще год оставался до конца войны. Но уже было ясно, что мы победим. Поэтому, по постановлению правительства, студентов старших курсов отзывали с фронта и отправляли доучиваться. В институте появились мужчины. И на праздничном вечере вместе с ними, одиннадцатью девушками-выпускницами, были два парня, которых кто-то из девочек пригласил. Так что еще и танцы были у них на выпускном - первые с войны.

Весь их выпуск распределили в Курганскую область. Но в том совхозе, куда направили Антонину, агроном уже был. И она получила назначение в Армизонский район. Приехала туда 14 августа 1944 года, и в этот день вышло постановление правительства об образовании Тюменской области. Так что она, пожалуй, первый агроном, работающий со дня рождения региона. Рассказывает, что очень тепло ее приняли. Директор совхоза устроил на квартиру. Дали перьев на перину и на две подушки. Она приехала в легком платье, а в конце августа уже бывает прохладно, так что привезли ей из райцентра красивый, по моде сшитый костюм. Триста рублей она за него заплатила. Дали и личный транспорт - норовистую лошадь. День Победы она встретила в совхозе. «Боже мой, сколько было радости! - говорит она. - Прислали нарочных к нам с сообщением, что война окончилась. Все на улицу выбежали, обнимаются, целуются, плачут. У кого-то погибли родные, близкие, действительно - радость со слезами на глазах. И началась другая, хотя и тяжелая, трудная, но мирная жизнь.

Ветеран труда, медаль.
Ветеран труда, медаль. Фото: pixabay.com

Полтора года работала Антонина в совхозе, да так хорошо, что забрали ее в трест, в Ишим. А еще несколько лет спустя пришло к ней и женское счастье - она вышла замуж за боевого офицера, фронтовика, орденоносца подполковника, переехала в Тюмень, родила двух дочерей. А сейчас у нее еще и внучка, и два правнука. И больше всего Антонину радует, что и дети, и внуки, и правнуки только из кинофильмов, книг и ее рассказов знают про войну.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Влияет ли отопительный сезон на сухость глаз?
  2. Как отдыхаем в ноябре 2018 года?
  3. Сколько стоит «переобуть» машину в Тюмени?

Резиновые сапоги на осень. Вы уже купили?