aif.ru counter
Пахотин Юрий 0 57

«Волноваться нам надо». Писатель - о церковном расколе на Украине

Человек всю жизнь в один храм ходил и вдруг ему говорят - туда нельзя.

Священный Синод Русской Православной Церкви признал невозможным дальнейшее пребывание с Константинопольским патриархатом в евхаристическом общении.
Священный Синод Русской Православной Церкви признал невозможным дальнейшее пребывание с Константинопольским патриархатом в евхаристическом общении. © / Алексей Косенчук / АиФ

После решений Константинопольского патриархата по Украине между православными церквями разгорелся конфликт. Дальше последовала цепь событий, обостривших ситуацию.

Сначала 11 октября этого года Константинопольский патриархат подтвердил решение приступить к предоставлению автокефалии Церкви Украины. Константинопольский патриарх Варфоломей снял анафему с глав непризнанных в мире Украинской Православной Церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви соответственно Филарета  и Макария. В ответ 15 октября Священный Синод Русской Православной Церкви признал невозможным дальнейшее пребывание с Константинопольским патриархатом в евхаристическом общении.

Почему возник этот конфликт, чем он грозит православному миру, как отразится на верующих Тюменской области? Об этом корреспондент «АиФ-Тюмень» узнал у православного писателя, кандидата философских наук Мирослава Бакулина.

«Бомба» была заложена давно

Юрий Пахотин, «АиФ-Тюмень»: Этот конфликт уже называют расколом. Согласны ли вы с такой оценкой, и стала ли эта ситуация неожиданностью для вас?

Мирослав Бакулин: Это, безусловно, раскол, и неожиданностью он стал, пожалуй, только для тех, кто совсем далек от церковной жизни. Эта «бомба» была заложена давно, еще во время выборов патриарха всея Руси летом 1990 года. Им тогда стал Алексий II – Алексей Ридигер в миру. А митрополит Филарет, в миру Денисенко, в то время управляющий делами московского патриархата, тоже претендовал на этот пост и почему-то был уверен, что изберут его. Но Алексий был действительно великий человек, я не раз общался с ним, сопровождал его в различных поездках и видел, с каким уважением к нему относятся и прихожане, и священнослужители, и светские власти. Филарет настолько был обижен на итоги выборов, что поехал на Украину и объявил себя патриархом. Это полным безумием было. Естественно, он был сразу же низложен из митрополитов, с ним были разорваны все связи.

Фото: Из личного архива/ Мирослав Бакулин

И началась война между священнослужителями Киевского и Московского патриархата. Раскольники стали захватывать силовыми методами храмы. Дошло до Киево-Печерской лавры. Мне мой друг еще по Тобольску, ректор Киевской духовной академии архимандрит Маркелл (Паук), рассказывал, как они в 2014 году ставили заграждения из колючей проволоки, балок, чтобы не захватили Лавру. По Киеву пронесся слух, что хотят ее захватить. Тогда святыню уберегли простые люди. Они образовали огромное живое кольцо, окружившее Лавру. И когда Денисенко со своими бойцами прибыл туда, машины, на которых приехали захватчики, не смогли преодолеть это кольцо. Поняв, что ничего у них не выйдет, через пару часов они уехали. И, когда я позвонил Маркеллу и спросил, как дела, он ответил: «Слава Богу, отстояли Лавру, в прямом смысле этого слова». В последние годы Денисенко добился доверия президента Украины Порошенко. Тот причастился у него несколько раз, что меня лично удивило - какое может быть причастие у раскольника, отлученного от церкви.

- Евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом прервано. Как это повлияет на церковную жизнь?

- В опубликованном заявлении Священного Синода сообщалось, что до тех пор, пока Константинопольский патриархат не откажется от принятых им антиканонических решений, для всех священнослужителей РПЦ невозможно сослужение с клириками Константинопольской церкви. То есть, отпадают сразу Финляндия, Швеция и многие другие страны Европы, обе Америки - Южная и Северная, - где огромное количество приходов Константинопольского патриархата. То есть из 250 млн православных со всего мира примерно 50 млн ходят в храмы Константинополя.

- А как это отразится на простых верующих?

- Верующие не смогут участвовать в богослужениях, причащаться, молиться в храмах Константинопольского патриархата, принимать участие в других таинствах. Это большая проблема. Скажем, в самом Стамбуле есть Турецкая православная церковь, о которой мало кто знает, куда верующим идти? Или возьмем остров Афон. На нем 30 монастырей, из них только один русский. Кроме того, Афон - это каноническая территория Константинопольского патриархата.

Афон.
Афон. Фото: pixabay.com

За границей же много русских проживает - в Лондоне, например, 450 тысяч человек. И они ходят не только в храмы Московского патриархата, но и Константинопольского, и храмы Сербской православной церкви. Как будут решаться эти проблемы, сейчас трудно сказать.

Душа человека - не тряпка

- Церковь, практически во всех странах отделена от государства. Тогда почему светские власти так остро реагируют на межцерковный конфликт?

- Потому, что он касается миллионов людей, проживающих в этих странах. В Европе как: вот стоит храм Московского патриархата, а рядом - Константинопольского. Люди ходят и туда, и туда, причащаются и там, и там. А сейчас пошел раскол. И государство, конечно же, беспокоит, что могут возникнуть религиозные волнения и перейти в гражданское противостояние. Вот, скажем, православный человек живет в Киеве. И куда ему пойти, если будут кругом раскольничьи храмы? И государства обеспокоены так, что мне один православный священник из Испании на днях написал, что скорее всего закончится тем, что «выпнут» Варфоломея из Стамбула. Тем более правительство Турции не признает Варфоломея как «Патриарха Вселенского». А признает только его статус как главы греко-православной общины Турции.

- Как вы считаете долго будет продолжаться это состояние раскола?

- Расколы в церкви никогда долго не длились. И всегда они были решаемы и были к добру. Через них церковь очищалась. А вот с раскольниками ничего хорошего не было и не будет. Расскажу одну историю. Был у Филарета (Денисенко) митрополит Антоний. Он руководил Отделом внешних церковных сношений. И вдруг совесть в нем пробудилась. Он приехал к нашему патриарху Алексию и покаялся, что был в расколе. Ему пошли навстречу, рукоположили в епископы и отправили в Барнаул. Там он очень активно начал работать, способствовал созданию церковных общин и восстановлению некогда существовавших храмов, возобновлению деятельности Барнаульского Духовного училища, закрытого в первые годы советской власти. И вот однажды Антоний пошел в поликлинику на обычный медосмотр, сел на стул возле врачебного кабинета и умер на 41 году жизни. Как потом выяснилось, от обширного инфаркта.

Филарет (Денисенко).
Филарет (Денисенко). Фото: Википедия/ Public Domain

- На сегодня есть предложения по выходу из противостояния, устраивающие все стороны?

- Нет. Мне из Европы священник написал, что не знает, как ему быть. У него половина прихожан ходит в церкви Московского патриархата, половина - Константинопольского. Ему дают такой совет: до тех пор, пока он не получит от архиерея циркулярного распоряжения, ничего не менять, иначе начнется такой разрыв. Душа человека - не тряпка. Ее просто так не разорвешь. Человек всю жизнь в один храм ходил, причащался. И вдруг ему говорят - туда нельзя. Он, естественно, спросит: «Почему?». А ему: «Потому что вот раскол у нас».

- В нашем регионе живут, работают десятки тысяч украинцев. Для них что-то изменится, если все-таки Киевский патриархат будет признан?

- Ничего не изменится. Они как ходили, так и будут ходить в храмы Московской патриархии. Если только не вмешаются политики Киева. Но, думаю, скоро все, как говорится, вернется на круги своя. Уверен, что история с Украиной - это закат Варфоломея.

Патриарх Варфоломей.
Патриарх Варфоломей. Фото: Википедия/ Pete Souza

- Для православных Тюмени, региона ничего не изменится, и прихожанам не следует волноваться?

- У нас, слава тебе, Господи, во всей России ничего не изменится. А вот волноваться нам надо. Наши батюшки повсеместно читают особую молитву за Украину. Чтобы мир там был, любовь, чтобы никого не убивали. А убивают там каждый день. У меня знакомая журналистка живет в Донецке. Она вырыла у себя дома яму под ванной, и, когда начинаются обстрелы, она туда залезает. Как жить в таком страхе? И мы огромная страна, миллионы верующих каждую литургию молится за наших братьев украинцев.

Справка

На итоговом пленарном заседании VIII Общецерковного съезда по социальному служению 19 октября этого года патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал о патриархе Константинопольском Варфоломее, что, «отождествив себя с раскольниками, он сам стал раскольником».

Досье
Мирослав Бакулин родился в 1967 году в Тобольске, но с трех лет вся его жизнь проходит в Тюмени. Здесь он окончил школу, университет, аспирантуру. Кандидат философских наук. Почти 20 лет преподавал в вузе. Долгое время работал в Свято-Троицком мужском монастыре, был главным редактором «Сибирской православной газеты». Сейчас возглавляет Тюменский культурный центр «Русская неделя». Автор множества книг. Лауреат международной литературной премии имени П.П. Ершова. Особой популярностью пользуется его книга «Зубы грешников», выдержавшая уже 18 изданий в Тюмени и Москве.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Влияет ли отопительный сезон на сухость глаз?
  2. Как отдыхаем в ноябре 2018 года?
  3. Сколько стоит «переобуть» машину в Тюмени?

Как часто в течение года Вы ходите в отпуск?