Татьяна Потёмкина 0 135

«Я играю на всем». История музыканта, ставшего скрипичных дел мастером

Антон Гостев - о музыке, любимом деле и искусстве создания музыкального инструмента.

«Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!»
«Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!» © / Антон Гостев / Из личного архива

Недавно корреспонденту «АиФ-Тюмень» довелось познакомиться с музыкантом, который переквалифицировался в скрипичного мастера, хотя сам он называет себя «сельским мастером». О том, почему Антон Гостев бросил контрабас и решил открыть мастерскую по ремонту музыкальных инструментов, узнавала Татьяна Потемкина.

«Контрабасистом я не стал!»

Татьяна Потемкина, «АиФ-Тюмень»: Антон, ваши родители – известные в Тюмени люди. Отец как исполнитель радовал слушателей своим прекрасным голосом. Так это он прививал вам любовь к музыке?

Антон Гостев: Нет, честно говоря, меня этим не напрягали. Лет в 10-12 мы, пацаны, начали играть на гитарах. Сами аккорды подбирали. Какое-то время я занимался с Михаилом Яблоковым, нашим известным гитаристом и преподавателем. Потом с друзьями собирались в ансамбли, я был бас-гитаристом. Играли композиции «Веселых ребят», итальянские песни, - все, что было в моде в восьмидесятых. Высоцкого любили, Розенбаума.

Лет в 10-12 Антон с друзьями начал играть на гитарах.
Лет в 10-12 Антон с друзьями играл на гитаре. Фото: pixabay.com

После восьмого класса поступил в ГПТУ, учился на автослесаря. Там был ансамбль, я в нем играл. После двух лет занятий мне дали справку, что я прослушал курс средней школы, с тем и поступил в музыкальное училище. Обучался по классу контрабаса, моим педагогом был Юрий Иванов. Он в числе прочего занимался ремонтом музыкальных инструментов у нас в училище, не то, чтобы официально... Что-то подклеить, волос в смычке поменять. Я стал ему понемногу помогать и эта любовь к инструментам, к их «лечению», исцелению начала развиваться.

- А что в итоге победило, «гармония» или «алгебра»? Иными словами, вы стали исполнителем или предпочли ремонтировать музыкальные инструменты?

- Сейчас расскажу. Контрабас мне нравился, но… контрабасистом я не стал. Играл в ресторанах на бас-гитаре. Потом бросил, время тогда, в начале девяностых годов было тяжелое. Затем открыл в Тюмени свою фирму - мастерскую по ремонту музыкальных инструментов, оформился, как индивидуальный предприниматель.

Параллельно продолжал заниматься музыкой. Была у нас такая группа в Тюмени - «Крунинг-джаз», я там работал лет пять, в начале двухтысячных, играл на бас-гитаре. Руководителем был Виктор Новокаускас.

Игра на бас-гитаре.
Игра на бас-гитаре. Фото: pixabay.com

Когда хобби совпадает с работой

- Тот самый Новокаускас, который теперь возглавляет департамент культуры Тюменской области?

- Именно он! Потом, уже в другом коллективе, я играл с ребятами в ресторане «Моцарт», в кафе «Вена» «Кволити-отеля «Тюмень», это продолжалось до 2013 года. С тех пор не играю.

- Но вы столько лет отдали музыке! Что же заставило расстаться с ней? И в каком направлении решили двигаться дальше?

- То, что ты делаешь, должно получаться, удаваться, ты должен и моральное удовлетворение испытывать от своей работы! Сейчас объясню: когда я смотрел видео, как поет мой отец и потом видео, где пою и играю на гитаре я, понимал, каков его уровень и каков мой. Папа – большой артист! Тогда зачем мне заниматься не своим делом? Еще такой момент: допустим, человек, даже не гениальный, но он живет музыкой, получает от своей игры на инструменте удовольствие, понимает, чувствует: это мое! И потом, когда тебе 20, ты думаешь: «Вот найдется продюсер, заметит тебя, увидит, какой ты классный, и к тебе придет успех!». Но когда тебе больше сорока, это совсем другое дело. Профессиональный вокал – это вокал, ресторан – это ресторан, там поют приблизительно и… никак.

Антон Гостев:
Антон Гостев: "Заниматься изготовлением скрипок мне нравится". Фото: pixabay.com

А вот заниматься музыкальными инструментами, изготовлением скрипок мне нравится. Сейчас мое хобби совпадает с моей работой. Хотя, может быть, финансово это не так много дает.

- Как я поняла, вы решили не только ремонтировать инструменты, но и изготавливать скрипки, что называется, с нуля? Значит и в Тюмени, которая считается провинцией, не центром, можно создавать скрипки?

- Отвечу вопросом: чем плоха периферия? Объясняю: я играю на всем и… ни на чем. Я делаю все и … ничего. Взять скрипичного мастера из итальянского города Кремона. Конкуренция там бешеная, но даже средний мастер делает только скрипки. Он не делает гитары, не вставляет лады в балалайки и так далее, не ремонтирует инструменты.

В мастерской Антона.
В мастерской Антона. Фото: Из личного архива/ Антон Гостев

Мне иногда говорят «вы реставрацией занимаетесь». Я знаю людей, которые реставрируют, так по сравнению с ними я занимаюсь ремонтом! Это две разные вещи. Когда ты хорошо разбираешься в чем-то, потом все лучше и лучше, ты начинаешь понимать, что…. ничего не понимаешь!

- Вы так критично к себе относитесь!

- Я закончил делать очередную скрипочку, теперь вижу ошибки, которые допустил. И начал другую, здесь я снова вижу недочеты и готов начать следующую скрипку, чтобы она была еще лучше. Таким образом человек растет. Если я покажу скрипку более опытному мастеру, он найдет еще какие-то ошибки и укажет мне на них. Я готов совершенствоваться, но вопрос в том, что я не могу заниматься только изготовлением скрипок. Мне нужно разные инструменты ремонтировать, чтобы зарабатывать деньги. Вот эта проблема небольших городов, где приходится заниматься всем. Я считаю себя сельским мастером!

Работа над очередной скрипкой.
Работа над очередной скрипкой. Фото: Из личного архива/ Антон Гостев

Мне хочется делать еще лучше то, что я умею делать. Но вот, например, сделал скрипку, она два года лежала, не продавалась. Я засмурел, бросил, не делал. Потом решил: все равно это мое, буду двигаться дальше, взял и сделал еще скрипку, сейчас начал следующую. Так веселее жить, наверное! Как говорил Портос, «я дерусь, потому что я дерусь!».

Мне кажется, если бы я поработал пару лет в Италии, в какой-то мастерской, у меня бы и мозги, и руки на место встали.

Ремонт скрипки.
Ремонт скрипки. Фото: pixabay.com

Мы не коробочку со струнами делаем!

- Вот интересно, вы где-то обучались, у какого-то мастера? Не может быть, чтобы взяли и сделали вдруг скрипку по книгам, по чертежам…

- Да, пока была возможность, я ездил на стажировки. Скрипичный мастер Николай Стасов учил меня делать скрипки. Он сейчас работает в Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Это известный мастер, лет 10-12 назад я впервые появился у него в мастерской в Москве. Сделал скрипочку и приехал с ней в столицу – ему показать. Тогда я у него учился больше месяца. А скрипку ту, первую, разбил…

По-хорошему, надо бы раз в три месяца ездить на недельку к мастерам, показывать им свою работу, но возможности такой нет. Зато в Интернете сейчас можно найти нужных людей по всему миру. У меня появился друг, он русский, но живет в Италии, работает в Бергамо. Это Валерий Прилипко, очень интересный человек, мастер, помогает мне, объясняет тонкости изготовления скрипки. Мы по скайпу и по телефону общаемся, пишу ему письма по электронной почте.

Деревообработка поверхности.
Деревообработка поверхности. Фото: pixabay.com

- Одно дело – сделать инструмент, а что дальше? Есть люди, готовые ваши скрипки приобрести?

- Как говорил Николай Стасов, скрипочку-то легко сделать, а вот продать ее сложно. Есть хорошие мастера и хорошие менеджеры, они знают, кому и как продать, у них и это получается. У меня пока не очень…

Зато вот с материалами сейчас хорошо. Мне пришли из Австрии елка и клен. У нашего клена, российского, выдержка два-три года, а тот, что из Австрии, заготовлен еще в 2001 году, инструмент из него по тембру будет намного богаче.

- Стало быть, трудности с реализацией ваших скрипок не пугают? Будете и дальше работать, точнее, творить?

- Конечно! Надо просто делать и делать! Мне интересно возиться с деревом, с материалом, с лаком. Есть азарт: берешь «деревяшку» и начинаешь с ней работать, уже видя, как куски дерева постепенно превращаются в скрипку. Есть места, которые делаешь быстро и уверенно, а с другими надо повозиться. До меня только через несколько лет, что называется, дошли те вещи, которые мне Николай когда-то объяснял. Но я еще пока не создал инструмент, которым был бы полностью доволен. Со временем начинаешь видеть и понимать тонкости, в том и интерес. Просто оторваться не можешь от работы! Это, как скульптура из дерева.

Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!».
Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!». Фото: pixabay.com

Умение мастера состоит и в том, чтобы даже из допущенной ошибки извлечь пользу, а в итоге, придать инструменту художественную ценность. Мы же не делаем коробочку со струнами. Валерий Прилипко мне говорил: «Ты не станешь объяснять покупателю: вот тут у меня стамеска сорвалась, здесь ножик тупой был. Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!».

Досье
Отец Антона – Владимир Гостев, известный в прошлом солист Тюменской филармонии. Мать - журналист Светлана Мандрашова. Антон окончил музыкальное училище, работал в коллективе «Крунинг-джаз», несколько лет занимался фотографией. Сейчас у него мастерская по ремонту музыкальных инструментов. Изготавливает скрипки.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда в Тюмени включат отопление осенью 2018 года?
  2. Когда начнется осенняя вакцинация от гриппа?
  3. Как сушить выкопанный картофель?

Самые яркие события лета 2018